+7 (343) 228-28-28

пн-пт: 8.00-20.00
сб, вс: 9.00-17.00

Новости

ПРИЕМ ПЛАСТИЧЕСКИХ ХИРУРГОВ на Московской, 19
31.01.2019

C 3 сентября прием пластических хирургов
ПО БУДНЯМ по многочисленным пожеланиям пациентов продлен с 10 до 18 часов.
Перерыв - с 14 до 15 часов.

По ВС с мая по сентябрь 2019 года приема пластических хирургов не будет.



Режим работы в ПРАЗДНИКИ

1, 9 мая - выходные дни.

2, 4, 10, 11 мая - рабочие дни по графику субботы.


3, 5, 12 мая - рабочие дни по графику воскресенья.



ПРИЕМ ПЛАСТИЧЕСКИХ ХИРУРГОВ ПО ВЫХОДНЫМ И ВНЕ РАСПИСАНИЯ

22 МАРТА - прием пластического хирурга с 15 до 18 часов.

1 марта - прием пластического хирурга Савуна Виталия Юрьевича.

2, 30 марта, 6, 20 апреля - прием пластического хирурга Коморника Евгения Александровича.

3, 16 марта, 14 апреля - прием пластического хирурга Колыванова Георгия Александровича.

7, 10, 15, 24 марта, 5, 13, 19, 28 апреля - прием пластического хирурга Григорян Анны Юрьевны.

9, 17, 23, 31 марта, 7, 21, 27 апреля - прием пластического хирурга Бузова Дмитрия Артуровича.

22 апреля - прием пластического хирурга Цветкова Игоря Леонидовича.

Расписание других приемов

В соответствии с требованиями Минздрава РФ перед консультацией пластического хирурга оформляется медицинская карта пациента и заполняется анкета пациента.




ВЫЕЗДНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ПЛАСТИЧЕСКИХ ХИРУРГОВ В ТЮМЕНИ


6 апреля в Тюмени пройдет консультация пластического хирурга, специалиста по ринопластике - Колыванова Георгия Александровича (стоимость приема - 1000 руб.).

Запись по тел. (3452) 606-310, Тюмень, ул. Горького, 83.

НАШ доктор, ВРАЧ-ОСТЕОПАТ Д.П. ПАЛЕЕВ ПРОШЕЛ ОБУЧЕНИЕ В ЕВРОПЕЙСКОЙ ОСТЕОПАТИЧЕСКОЙ ШКОЛЕ
10.10.2018

Врач-остеопат клиники Дмитрий Павлович Палеев прошел обучающий курс в одной из школ Европейской остеопатической школы - IdHEO (Institut d’Ostéopathie) en partenariat avec l’Université de Nantes (Остеопатическая школа при Университете Нанта, Бретань, Франция). Вместе с нашим доктором на курсе учились 16 врачей из России.

ВЫСОКОЕ ИСКУССТВО СТОМАТОЛОГИИ. Интервью со специалистами «Арт-Класс», стоматологом-хирургом Кириллом Сосновских и стоматологом-ортопедом Константином Горбачевым.

03.09.2018
Главный редактор HAPPY Марина Архипова побеседовала со специалистами клиники «Арт-Класс», стоматологом-хирургом Кириллом Сосновских и стоматологом-ортопедом Константином Горбачевым о возможностях скуловых имплантов и о важности командной работы.



– Кирилл, многие люди предпочитают замалчивать свои проблемы с зубами или не обращать на них внимания. Со временем подобное отношение приводит к частичной или полной потере зубов, к необходимости носить съемные протезы либо прибегнуть к имплантации. Все чаще в последнее время пациенты выбирают второй вариант. Почему?

К. С.: Мы нечасто задумываемся о том, насколько сильно здоровье полости рта влияет на общее качество нашей жизни. На самом же деле отсутствие зубов – это большая социальная проблема, которую люди психологически переносят очень непросто. С возрастом либо из-за механических повреждений можно лишиться возможности привычно питаться и с легкостью общаться. Кроме того, следует помнить, что пережевывание – первая ступень пищеварения. Поэтому наличие зубов – необходимость. Проблемы могут возникнуть не только из-за потери зубов, но и из-за невозможности зафиксировать протез с применением обычных дентальных имплантатов. И здесь на помощь приходит скуловая имплантация, благодаря которой пациент получает новые несъемные зубы за один день.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее, что это такое. В чем особенность такой имплантации, кому она показана?

К. С.: Когда мы говорим о скуловой имплантации, мы понимаем под этим лечение и реабилитацию пациента с целью вернуть ему несъемные зубы. Речь идет о несъемном протезе.

Для понимания: концепция All-on-4 используется, когда объем костной ткани челюсти (либо верхней, либо нижней) мал, но достаточен для того, чтобы стабилизировать четыре имплантата. Таким образом, мы используем собственную костную ткань пациента, избегая наращивания искусственной костной ткани.

Но есть случаи, когда объем костной ткани верхней челюсти настолько мал, что мы не можем установить четыре дентальных имплантата. Тогда мы прибегаем к использованию потенциала скуловой костной ткани. И здесь уже речь идет о концепции Zygoma и использовании скуловых имплантатов. Под скуловой имплантацией мы понимаем лечение и реабилитацию пациента с целью вернуть ему именно несъемные зубы.

При All-on-4 в челюсть пациента интегрируются четыре имплантата – по два с каждой стороны, на которые устанавливается ортопедическая конструкция. При этом имплантаты расположены под углом, что гарантирует устойчивость и долговечность протезов.

Принципиальное отличие в том, что стабилизация и фиксация имплантата происходят не в костной ткани верхней челюсти, а за ее пределами – в скуловой костной ткани.

– Значит ли это, что скуловая имплантация более травматична?

К. С.: Порой увеличение объема костной ткани для установки обычного имплантата более травматично, чем установка скулового. Принципиальное отличие скуловой имплантации от обычного протезирования в том, что нам не нужно помещать в челюсть инородный костный материал, который, во-первых, может не прижиться, во-вторых, качество полученной кости может быть неудовлетворительным. Искусственная кость, помещенная в верхнечелюстной синус, повышает риск гайморита.

Скуловой имплантат представляет собой титановое монотело; с ним риск воспалительных процессов в пазухе значительно ниже.

Пройдя обучение непосредственно у основоположников концепции Zygoma - профессора Шанталь Маляве и доктора Рубена Даво, мы переняли и внедрили в нашу клинику оригинальный протокол.

– В городе есть компании, предлагающие подобную услугу, но с использованием имплантатов другого производителя. Какой резон пациенту обращаться именно к вам?

К. С.: Скуловая имплантация All-on-4 развилась на базе большого научного исследования с участием огромного количества людей. В результате были получены данные о том, что манипуляции с применением оригинального протокола и этой конструкции имплантатов в 95% случаев оказываются успешными. Остальные компании предлагают подобный, но не идентичный продукт; они не показывают исследовательских данных. А мы в нашей клинике не используем неподтвержденные исследованиями протоколы.

– В Екатеринбурге всего одна клиника – ваша – предлагает оригинальную скуловую имплантацию. С чем это связано?

К. С.: С тем, что внедрение этой услуги дорого для клиник. Для этого требуется обучить всю команду: от врачей-стоматологов и зубных техников до вспомогательного персонала. При этом большую роль играет человеческий фактор – сработанность персонала. В одиночку, без слаженной командной работы, хороших результатов не добиться. Требуются также специальные хирургические наборы инструментов.

– Кто становится вашим пациентом?

К. С.: Как правило, это люди, потерявшие зубы несколько лет назад и все это время носившие съемные протезы. Но в определенный момент их съемный протез перестал фиксироваться, так как костная ткань со временем уменьшается. Эти пациенты не только не могут пережевывать пищу, им становится сложно говорить из-за нарушения дикции.

– Существуют ли противопоказания для скуловой имплантации?

К. С.: Противопоказания те же, что и в дентальной имплантации: это могут быть параллельно идущие тяжелые соматические заболевания, опухолевые процессы либо период реабилитации после химиотерапии. В любом случае установке имплантатов всегда предшествует полное медицинское обследование. Пациентов мы ведем вместе со специалистами общего профиля – эндокринологами, терапевтами, кардиологами.

– Что происходит после того, как пациент прошел всех специалистов и у него не обнаружили противопоказаний?

К. С.: Я передаю его своему коллеге, Константину Сергеевичу Горбачеву – ортопеду, врачу, который в конечном итоге возвращает пациенту зубы.

Константин Горбачев: Пациент приходит к нам в клинику не за имплантатами, а за зубами. Имплантаты служат лишь опорой для протезов, которые мы создаем. На консультации мы детально обсуждаем дизайн протезов, высоту прикуса, форму и цвет зубов. При необходимости мы изготавливаем диагностические съемные протезы – они не будут отличаться от существующих съемных протезов по контуру прилегания к десне. После имплантации эти протезы переводятся в несъемные конструкции.

– При этом человек может быть уверен, что в результате ему будет комфортно?

К. Г.: Еще до операции у пациента появляется четкое понимание того, что он получит, каким он увидит себя в зеркале.


– Насколько слоган: «Мы вернем вам зубы за один день» соответствует истине?

К. С.: Звучит как маркетинговый ход, да? На самом деле возвращение зубов за один день диктует сам протокол этой манипуляции. С утра до 12 часов дня пациентом занимается хирург, Кирилл Александрович, затем пациент переходит ко мне. Мы даем пациенту отдохнуть, принять жидкую пищу и спустя час приступаем к ортопедическому этапу, который включает изготовление ряда слепков и фиксацию положения челюстей – в этом нам помогают диагностические протезы. Моя работа занимает в среднем полтора часа. Затем пациент отдыхает, находясь под присмотром медперсонала. Лабораторный этап – изготовление самой конструкции – занимает пять-шесть часов. К вечеру мы фиксируем протез в течение получаса, и пациент покидает клинику с несъемными зубами. Это действительно стоматологическая манипуляция одного дня.

К. С.: До появления этой услуги такие пациенты были обречены на неудобства. Мы иногда повторяем слова шведского профессора Пер Ингвара Бранемарка, основателя стоматологической имплантологии: «Человек не должен жить с зубами в стакане».

– Пациенты всегда боятся болевых ощущений. Как происходит обезболивание?

К. С.: Обезболивание подбирается для каждого индивидуально. Любое обезболивание не должно превышать по степени риска само вмешательство. Поэтому, если есть показания к общему обезболиванию, такой вариант может быть рассмотрен. И хотя это не всегда наркоз, намного спокойнее, когда врач-анестезиолог, оценивающий общее состояние пациента, рядом. В этом случае мы работаем, целиком сосредоточив внимание на полости рта.

– Приходилось ли вам сталкиваться с ситуацией, когда пациент жаловался на проблемы с челюстью, кривые зубы и хотел поставить себе новые и ровные, но искусственные? Стараетесь ли вы сохранить зубы пациенту?

К. Г.: С такими пожеланиями сталкивается в первую очередь ортопед. Безусловно, мы стараемся помочь сохранить свои зубы. Пациенты приходят ко мне с жалобами на неправильное положение зубов, на стертости, сколы, отсутствие зубов или их подвижность. Мы делаем компьютерную томограмму, проводим соответствующие исследования. Но! Удалять зуб специально для имплантации – кощунство. На это должны быть показания. Имплантация не является альтернативой здоровым (хоть и неровным) зубам. Бывают и противоположные случаи, когда приходят пациенты, которых в других клиниках как бы искусственно «затягивают». При обследовании становится очевидно, что все зубы пациента подвержены парадонтиту в тяжелой степени, и понятно, что в скором времени этот пациент будет беззубым. Тогда, по парадонтологическим показаниям, мы удаляем все зубы и далее устанавливаем определенное количество имплантатов, а к вечеру пациент уходит с несъемной конструкцией.

К. С.: Но, отвечая на ваш вопрос, это происходит, безусловно, в том случае, если терапевтические методы лечения не дают результата. Альтернативой здоровым зубам, пусть неровным, это лечение быть не может.

– Где вы обучались?

К. С.: Первое место обучения, где мы получали знания командой – Константин Сергеевич как ортопед, я как хирург и наш зубной техник, – Центр имплантологии доктора Зорина, ныне Медицинский центр Тельмана 41. Затем я обучался на курсе Рубена Даво в институте Аликанте (Испания). Курс был ценен практической отработкой навыков на биоманекенах ввиду сложности осваиваемой методики. Константин Сергеевич, в свою очередь, обучался на курсе основателя метода All-on-4, доктора Пауло Мало: ортопедическая часть Zygoma и All-on-4 одинакова, но в институте Пауло Мало материал по ортопедическому компоненту преподается более качественно.

– Почему вы выбрали для своей специализации именно скуловую имплантацию и как давно используете ее в своей практике?

К. С.: Еще пять лет назад широко применяли наращивание искусственной костной ткани, или костную пластику. В дальнейшем и на своих работах, и на работах коллег мы наблюдали, что имплантаты приживаются и в искусственной костной ткани, однако сложно давать длительные прогнозы. При этом всем известно, что любая рана – костная, мягкотканная – заживает и восстанавливается, если в ней нет инородного компонента и раздражающего фактора. Именно поэтому мы с Константином Сергеевичем обратили внимание на ту сторону реабилитации, где мы могли бы работать в собственной костной ткани пациента. Известно, что перелом кости срастется в 97% случаев. Аналогично и имплантат, поставленный в свою, нативную кость, в 97% случаев приживется.

В свою практику скуловую имплантацию и методику All-on-4 мы внедрили два с половиной года назад. В среднем нами проводятся две реабилитации в месяц. Высокотехнологичная скуловая имплантация, в один день возвращающая людям утраченное качество жизни, – дорогостоящая, к сожалению, услуга. Она доступна далеко не каждому, нуждающемуся в ней. И поэтому нередко бывает так, что пациентам скуловую имплантацию оплачивают их взрослые обеспеченные дети или даже внуки.

ИСТОЧНИК: HAPPY, № 114 сентябрь 2018.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА


Возврат к списку

Записаться на прием


 
ФИО*
E-mail*
Телефон*
Укажите проблему*
Выбрать специалиста*
Выбрать врача
Выбрать дату приема Выбрать дату в календаре (DD.MM.YYYY)
Желаемое время приема
Защита от автоматического заполнения
 
Введите символы с картинки*
 

* - обязательные поля



На этом сайте мы используем cookie-файлы. Вы можете прочитать о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, Вы даете согласие на использование Ваших cookie-файлов. Все собранные при помощи cookie-файлов данные будут храниться на территории РФ.

Принять